Плагиат и оммаж: можно ли заимствовать сценарные схемы и сюжеты в кино?

08.07.2018

После очередных дебатов BadComedian и общественности о плагиате в отечественном кино, мы решили расспросить российских сценаристов, насколько далеко можно зайти в переосмыслении чужих сюжетов и сценарных ходов.


 Александр 
Талал 
«Дневной дозор», «Черная молния», сериал «Ледников»

В нашей культуре, на мой взгляд, слишком много разговоров о том, что где приврали и украли. Возможно, это происходит от бессилия перед теми, кто действительно безнаказанно врет и ворует в намного больших масштабах и с намного более значительными последствиями. Еще мне кажется, что после того, как умер советский кинематограф, мы то ли забыли, что истории — это не жизнь, а метафора жизни, то ли, наоборот, еще не научились этому, поскольку большинство фильмов в СССР снимались в реалистичном ключе и приземленных жанрах.

Фото: jeshoots.comФото: jeshoots.com

Наш мозг все время ищет буквальной связи с реальностью, интересуется не рассказанной историей, а тем, в чем можно уличить создателей, кто какую книжку исказил, и на какое другое кино, которое мы никогда и не видели, фильм похож. Это же какое шило должно сидеть в одном месте, чтобы таким заниматься! Вот это мой основной ответ.

Я не понимаю, кому и почему все эти вопросы важны (если, конечно, не пострадали конкретные люди и не нарушены законы, и тогда этим есть кому заняться). Я также не понимаю, что такое «можно». С точки зрения закона? С точки зрения BadComedian? C точки зрения зрителя? Какого именно?

Не поймите неверно. Откровенный плагиат — это плохо, и к тому же противозаконно. Проблема в том, что слова «плагиат», «штампы» и им подобные применяются как попало и к чему попало. По этим меркам Пушкин украл народное творчество у Арины Родионовны, а Шекспир составлял свои пьесы из готовых античных сюжетов.

Как сценаристу мне сложно понять тактику «а давайте просто возьмем и переиначим известный (или неизвестный) фильм». Сценарист хочет творить, удивлять, создавать мир истории, дружить с ее персонажами, испытывать трепет, когда они оживают, вот это все. Но если я понимаю смысл, заложенный в конкретных сюжетных ходах, я легко и без сомнений его использую.
 Сцена из фильма «Пролетая над гнездом кукушки» (1975)

Я вряд ли когда-нибудь напишу сцену, где свободолюбивый герой перенес лоботомию, и его самый близкий друг душит его, совершая акт милосердия, а потом он сбегает из психушки, идет на поступок, на который до сих пор не решался сам, и который не успел совершить герой. Но я понимаю, что смысл финала  заключается в том, что герой сломлен, но «дело его живет», потому что его дух (стремление к свободе, или к какой-либо другой ценности) как бы перерождается в другого персонажа и все равно одерживает победу. Вот такую сцену я могу написать, и не раз.

Сюжет со смертью и возрождением героя кочует из истории в историю, и сам по себе он всегда волнителен. Вопрос новизны — это практически всегда вопрос формы, а не смысла. Ведь очевидно же, что Джеймс Кэмерон создавал в «Аватаре» мир, от которого кайфовал сам, а не сидел с копиркой и высунутым языком, перерисовывая очертания «Покахонтас».

==========================
 !!!Следите за нашими новостями на сайте нашей компании «Galactika TV»: http://galactikatv.ru/news
 ==========================

 Отдел технической поддержки.

© Galactika TV 2018





Слушать радио Balnur Kidirbek